КАМЧАТСКИЙ РОБИНЗОН.Поэма в XVII частях. Части VII- XIII.

 
14.10.2019 Раздел: проза Перейти к комментариям ↓
 

Часть VII. ОХОТА.



 



С медведем вышел эпизод, достоин он пера!



Нам описать в стихах своих его давно пора.



Медведь камчатский в сто пудов, а, может, в пятьдесят,



(Тот, кто медведя завалил, всегда соврать был рад),



Ломал кедрач у той реки, где плещется лосось,



И думал поживиться им на русское авось.



Здесь и нашёл его Бабай, он – моська, слон – медведь,



Но за хозяина грифон готов был умереть,



Когда рогатину сломал мохнатый ветеран,



И Робинзон наш умирал от страшных рваных ран,



Грифон вцепился мишке в зад и стал его трепать,



Медведь героя отпустил и стал собаку гнать,



Тут выстрел сбоку прозвучал – и Робинзон спасён,



Так кто же зверя уложил, кто ветром принесён?



Откуда вышел человек, с каких камчатских гор?



Иль это каторжник бежал и это – жизни сор?



 



Нам неожиданность всегда готовит встречи вдруг,



Мы сомневаемся всегда, что перед нами друг,



Не доверяем мы чужим, жизнь часто учит нас:



Отмерь доверие ты семь, отрежь один лишь раз.



 



На этом можно было б мне закончить свой рассказ:



Был Робинзоном наш герой, теперь с названья – слазь!



Не Пятница ж, в конце концов, медведя уложил,



Похоже, кто-то здесь давно с ружьём старинным жил.



Как оказалось, казаки искали край земли,



И на Камчатку на дозор давно уж приплыли,



Но жаль мне расставаться с тем, в беду кто угодил,



Кто столько мук перетерпел и за нос смерть водил,



И с позволенья твоего, читатель дорогой,



Продолжу повесть я свою, но всё ж другой рукой.



 



Часть VIII. КАЗАКИ.



 



С десяток миль вверх по реке стоял казацкий дом,



И жило трое молодцов в урочище густом,



Водился соболь в тех местах, куница и медведь,



Пушнины было каждый год – упасть и умереть!



Купец с восточной стороны, то ль янки, то ль француз,



Весной на боте приплывал и брал бесценный груз,



За соболя клал серебро, а за куницу – медь,



Свинец и порох выручал тут за себя медведь.



У казаков наш Робинзон в товарищи попал,



Когда с собакою своей он раны зализал.



Какой охотник он, с тобой давно уж знаем мы,



Но, в этом, нет совсем его печали и вины.



 



Часть IX. ВОСПОМИНАНИЯ.



 



В Пальмире северной герой науки грыз гранит,



При Академии наук студента принял вид,



Учился так себе, спустя пониже рукава,



Смешили друга моего латинские слова:



Perpetum mobile писал, а думал о другом,



Как лихо он помчится вдаль на скакуне лихом,



Догонит злобного врага и острой саблей вдоль!



Так вылечить тогда мечтал любви своей он боль.



 



Так молодость бурлит в груди и требует любви,



Она приходит в нужный час – зови иль не зови,



И сердце про любовь всегда поёт и говорит,



Лишь старость охладит уста и мудрость нас смирит.



 



Предмет вздыханий далеко, в ушах звучит совет:



Достичь Камчатки и прислать профессору ответ,



В котором должен описать природу наш герой,



И даже, вдруг лопаты нет, зубами землю рой!



Иначе, Робинзон, прощай! Иди служить в полки,



Там кони, сабли, злобный враг и девки там близки!



Не полон будет наш сюжет без бешеных страстей,



Как будет пуст накрытый стол без призванных гостей…



Поспорил пьяненький студент, что точно в эту ночь,



Затащит он в свою постель профессорскую дочь,



Не знаю, как бы удалось то дело ниткой сшить,



Но высший суд всегда готов свой приговор свершить,



Среди компании лихой был молодец-гусар,



И он насмешнику в лицо плеснул вина стакан,



В те времена дуэль – пустяк, жизнь потерять - легко,



Но оскорбление пережить? Стреляй хоть в молоко!



Как знать, дожил бы до утра зарвавшийся позёр,



Когда б ни случай и судьба вмешались в разговор,



И пуля выбрала мундир, пробив гусару грудь,



Отправился, лишь час спустя, гордец в последний путь.



Профессор, дочка чья внесла раздор среди друзей,



Помог влюблённому в неё седлать своих коней:



И в экспедиции на край неведомой земли



Наш незадачливый герой растаял, как в пыли.



 



Пусть тривиален наш рассказ, и кто-то зазевал,



А что? Сиять, как медный таз, тому, кто всё познал?



 



Студент гуляет круглый год, но сессия пришла,



Закрой для пива алчный рот и откажись от сна,



Вскочил экзамен на носу – попробуй, докажи,



Что целый год в тиши ночной ты книги ворошил,



Читал про фауну морей, про флору дальних стран,



В конце концов всем докажи: ты - умник, не болван!



Для Робинзона сей зачёт был нужен. Не забудь!



Отчёт послал – экзамен сдал! Пора в обратный путь!



 



Часть X. ОСЕНЬ.



 



Сентябрь рассыпал по лесам и золото, и медь,



Разок такую красоту увидеть – умереть!



Берёзы листьями звенят, качаясь на ветру,



И росы жемчугом горят, сгорая по утру,



Осенний кижуч, как кинжал в оправе золотой,



Стремится завершить удар в атаке удалой,



И рвётся он в верховья рек, чтоб свадебной порой,



Свершить свой постоянный грех с созревшею икрой,



И льётся красная икра из брюха толстых рыб,



И под хрустальною водой беззвучный слышен крик.



 



Природа так свершает свой божественный закон:



Игра любви и страсти всплеск, затем - последний стон!



 



На сопках алый свет разлит, синеет акварель,



Здесь каждый птах своё свистит – бродячий менестрель.



 



В руке застыло вдруг перо… Как должно описать



Камчатской осени пору, лишь Пушкин может знать.



Другой поэзией сейчас студент наш увлечён,



В дневник он вносит свой рассказ о чудесах времён.



 



Часть XI. РЫБНАЯ ЛОВЛЯ.



 



Шестом толкая бат* вперёд, вверх по реке плывёт,



И вот достиг он, наконец, знакомый поворот,



Здесь воды бурные кипят среди больших камней,



И, как в народе говорят: нет только здесь чертей!



Лосось, свихнувшись от любви, о камни брюхо рвёт,



Вон там, за круглою горой, его инстинкт живёт.



Бьёт острогой самца студент, коварный рыболов,



Лосось прожил уж столько лет и вот теперь – готов!



В глазах у рыбы глубь морей и чистота ручьёв,



Но время жизни, как всегда стремительно течёт,



В краях, где бурный океан и властвует вода,



Лосось - и мясо, и уха, и счастье, и беда,



Балык коптится, дух летит и вьётся лёгкий дым,




Питайся рыбой круглый год и будешь молодым!




*бат – длинная, узкая, выдолбленная из ствола дерева лодка, позволяющая плыть против бурного течения с помощью шеста



 



Совсем забыли мы с тобой грифона. Где Бабай?



Рыбалка для Бабая – всё - и ад, и сущий рай,



Он в бате узеньком сидит и смотрит в глубину,



Где шест о дно едва скрипит и гонит прочь волну,



Страшит собаку глубина, как взгляд из тех веков,



Когда предшественник её вилял там плавником,



Другой расклад на берегу – героем здесь Бабай,



Хватает рыбу на лету и слышен громкий лай,



Хрустит капустой голова и сладок рыбий мозг,



А рыбий жир? Ну! Где слова? Не жир, а сладкий воск!



 



Часть XII. НАБЛЮДЕНИЯ.



 



Друзья, Бабай и Робинзон, излазали леса,



Следили долго за норой, где пряталась лиса,



Смотрели волку раз в глаза, и серый их отвёл,



Поймали гордого орла, который страшно зол,



Кедрач трясли не хуже груш, трудясь, как шишкари,



И измеряли широту и долготу зари,



В дневник заносит наш студент мельчайшую деталь,



И перед ним домой билет, несёт его Бабай.



 



Нетерпеливы мы всегда, пока желания есть,



И не хотим годами ждать свою благую весть,



Терзает нетерпенье нас – жизнь слишком коротка,



Ведь дни стремительно бегут, как, впрочем, и века.



 



Им помогали казаки: Иван, Ефим и Пётр,



Ловили хищное зверьё, лесной притащен кот,



Всех описать, нарисовать наш Робинзон спешил,



У осени уже давно едва хватало сил



Сдержать ночные холода, чтобы к зиме успеть



Деревья приготовить к сну и листьев сбросить медь.



Усердие же казаков легко нам объяснить:



Им Робинзон за все труды стал золотом платить.



Спасибо, бравый капитан! Науке послужил,



Не зря в неведомых краях ты голову сложил!



Твой сундучок – монетный двор, и Бог его хранил,



Хотя в церквях всегда своих он деньги не любил.



 



Часть XIII. ДЕНЬГИ.



 



Да! Деньги! Деньги, господа! Удача из удач!

Им рад здоровый и больной, и бедный, и богач,



Среди пустыни, между льдов всем силу придают,



Да! Деньги - это, господа, комфорт и ваш уют,



Они, как средство от невзгод, защита от врагов,



За деньги купишь умных ты, обманешь дураков,



За деньги можешь получить удар кривым ножом



(считай, разбойник удалой твой кошелёк нашёл),



Деньгами платишь за любовь, продажная она,



Подумай, не за деньги ли живёт с тобой жена?



Есть у тебя надёжный друг? Внимательней смотри!



Ты станешь нищим – и прощай, и больше не зови!



Родня забудет про тебя - бедняк в накладе всем,



В кармане пусто? Ни гроша? Так уходи совсем!



Но есть на свете, господа, чего не купишь никогда:



Талант и честь, и доброту, и стих звенящий на лету,



И знаний полную суму, весну и лето, осень и зиму.


 
 


Комментарии (10)     Рецензии (0)

1
 


#3448697 15.10.2019 15:31 писарчук

Гомерно

#3448714 17.10.2019 09:10 Бунша

С медведом вышел эпизод достоин он пера

И три пера достоин тот кто пишет до хера!

#3448715 17.10.2019 09:13 Бунша

Честно осилил название и первую строку, дальше не могу мне кажется там сплошь одни перлы.

#3448716 17.10.2019 09:14 Бунша

перья перлы тьху мля

Ответ на комментарий #3448716
И тебя вылечим.

#3448723 18.10.2019 16:02 писарчук
Сергей Степанов, 18.10.2019 09:27

Ответ на комментарий #3448716
И тебя вылечим.

Тут иногих лечить надо

#3448727 18.10.2019 20:05 Merd
За этот стих луареату Степанову не жалко сезонку дать. Жаль Табула недотерпела.
#3448728 18.10.2019 20:06 Merd
Кстати как там дела в новом дизайне, дорогая редакция? Народ толпами прёт, небось..
#3448729 18.10.2019 20:07 Merd
Жаль святой Севаста недотерпел. Улетел быстрым протонным лучиком, клянусь его здоровыми жабрами.
#3448738 19.10.2019 18:45 sevu

ответ на комментарий пользователя Merd : #3448729

 

1


Чтобы оставлять комментарии вы должны авторизироваться