Автор: писарчук

Кавказская пленница

 
25.10.2018 Раздел: стихи
 

 



 



На обеих грудях, животе, ягодицах



Её новое «имя», как тягостный грех.



И скупая слеза затерялась в ресницах.



Но теперь она – шлюха -  буквально для всех.



А когда-то была очень милой, красивой.



Но считала себя очень важной порой.



Да, была не по-детски блудливо игривой.



Но стояли приятели вечно горой.



А потом институт – и роман, словно сказка.



И мечты о создании честной семьи.



Ну, а ей всё мерещилась ночью указка.



И её возвышенье порой над людьми.



Потом ссора в семье – и отъезд быстрый в горы.



И отец позабыт. Позабыта и мать.



Ведь  скрывать не умела с презрением взоры.



Но умела всех прочих всерьёз презирать.



Для неё все вокруг - только грязные звери.



Ну, а дети – тупицы, и попросту дрянь.



И, свои притязанья без меры измерив,



Убежать не сумела. Хоть скажем...



В Казань.



Оказалась она без одежды в подвале.



Стала робкой, послушной. Как шавка порой.



Стала просто игрушкой для выпившей швали.



И смирилась с пудовой своей наготой.



Ну, а кто виноват? И что делать? Скажите!



Кто теперь защитит и поможет уйти?



Пока вы на свободе – лихо вы не будите.



Бойтесь страх! Униженье! И голод найти



 



 



 


 
 


Комментарии ( 34 )     Рецензии ( 1 )

 


#866 25.10.2018 13:23 da-vi-da
Стих «Кавказская пленница» бьёт по нервам. Он сначала вызывает отторжение – но потом его принимаешь. То, что в одноименной комедии Л.Гайдая весьма гламурно, слишком киношно, тут лишено всякого романтического флёра.
История плененной молодой учительницы знакома мне. Она, будучи слишком наивной и гордой сама напросилась на такую судьбу – сначала ссора с родителям, бегство из родительской квартиры в незнакомый аул, презрение к не слишком успевающим горским детям, презрение к их старшим братьям. А затем – вынужденная перековка, муки в каменном мешке – где её легко и быстро превратили из гордой девушки в голую секс-игрушку.
Могла бы такая же участь грозить комедийной Нине. Да и можно сравнивать судьбы этих двух пленниц. Хотя очкастый Шурик явно не Руслан, но он сумел освободить несчастную, а вот у бедной учительницы – назовём её Марией – не оказалось такого заступника. Она была одинока – хотя вероятно, презорение к людям было своеобразной защитной реакцией, неуверенного и слегка неумного человека.
Поможет ли стих молодой девушке? Вряд ли. Ещё ни один фильм ужасов не спас никого от похищения и изнасилования. Всегда чужой ужас вызывает только злорадство – кажется, что уж я не попадусь на такую примитивную удочку


Чтобы оставлять рецензии вы должны авторизироваться